Курсар - служба спасения студентов
Служба спасения для студентов

ШАРЛЬ-ВАЛАНТЕН АЛЬКАН: ЛИЧНОСТЬ, ЭСТЕТИКА, ТВОРЧЕСТВО

Стоимость
6000 руб.
Содержание
Теория + Практика
Объем
414 лист.
Год написания

Описание работы

Работа пользователя Vseznayka1995
Добрый день! Уважаемые студенты, Вашему вниманию представляется диссертация на тему: «ШАРЛЬ-ВАЛАНТЕН АЛЬКАН: ЛИЧНОСТЬ, ЭСТЕТИКА, ТВОРЧЕСТВО»

Оригинальность работы 95%

История музыки эпохи романтизма содержит немало примечательных композиторских имен, которые ранее долгое время находились в незаслуженном забвении. Возвращение музыки забытых композиторов на концертную эстраду, рассмотрение ее в музыковедческой литературе убеждают в том, что связи между так называемыми «композиторами первого ряда» и
«композиторами второго ряда» гораздо теснее, чем казалось до сих пор. Можно говорить об очень интенсивном взаимовлиянии, о двустороннем обмене между композиторами, находившимися в авангарде музыкально-исторического процесса и теми композиторами, чья функция в истории музыки — служить фоном для первых. Раньше других о новом подходе по отношению к истории музыки (не истории имен, а истории стилей) говорит Гвидо Адлер. В русскоязычной литературе схожую мысль первым сформулировал музыковед Е.М. Браудо, считавший, что «не только те гениальные авторы, чьи имена постоянно украшают собой и оглавления исторических трудов, и концертные программы, являются творцами музыкального стиля эпохи, но также и те труженики, произведения которых мы можем услышать разве по счастливой случайности, и имена коих скромно ютятся в примечаниях к большим научным работам. Они-то и представляют собой фундамент, на котором покоится здание музыкального искусства»1.
Более того, в последние годы музыковедение приходит к пониманию того, что деление композиторов по «рядам» (осуществленное изначально с целью привлечь внимание к малоизвестным композиторам) оказывается некорректным, так как понятие «второго ряда» несет неизбежную негативную коннотацию. В то же время открытие выдающихся сочинений композиторов, относимых к так называемому «второму ряду», доказало, что эта музыка порой так же убедительна, как и сочинения признанных композиторов-классиков. Возникает даже мнение, что «отнесение кого-либо из композиторов к “первым” или “вторым” всегда обусловлено историко-культурным контекстом»2.
Такое новое понимание истории искусства в корне меняет прежнее преставление о прошедших эпохах и побуждает к пристальному изучению творчества многих забытых ныне мастеров, о чьем существовании мы знали в лучшем случае только из кратких словарных статей. Подобного рода «археологическая» работа сулит много открытий для исследователя, который, при должном чутье и некоторой удаче, способен если не поколебать наше представление о той

1 Браудо Е.М. Всеобщая история музыки. Том 1. До конца 16 столетия. Петроград, 1922. С. 5.
2 Франтова Т.В. Композитор-музыковед: универсальный талант или творец «второго ряда»? // Композиторы второго ряда в историко-культурном процессе. Сборник статей. М.: Композитор, 2010. С. 293.
 

или иной эпохе, то по крайней мере сильно углубить понимание того или иного периода в истории музыки. Музыковед А.М. Цукер в этой связи заявляет: «историю музыки, как далекую, так и близкую, шире — историю музыкальной культуры во многом “надо писать и описывать заново”»3. Приведенная цитата взята из вступительной статьи сборника «Композиторы второго ряда в историко-культурном процессе», составленного по материалам международной конференции, прошедшей в Ростовской государственной консерватории в 2009 году. Ряд статей в этом источнике отвечает давно назревшей необходимости в осмыслении отечественным музыкознанием дефиниции композитора «второго ряда», осмыслении значения композиторов
«второго ряда» для истории музыки. Появление конференций, посвященных музыке, находящейся в тени, музыке композиторов «второго ряда», симптоматично для нынешнего времени.
Искусствовед А.В. Михайлов в своей статье с характерным названием «Поворачивая взгляд нашего слуха» пишет: «наш слух в конце ХХ века безусловно совершил некоторый поворот по отношению ко всей истории музыки. До сих пор это, как мне кажется, недостаточно проанализировано. Но следствие налицо. Нам становится интересным то, что двадцать или тридцать лет назад никому интересно не было. <…> Теперь оказывается, что произведения раньше не исполнявшиеся тоже очень интересны. И они интересны даже в том случае, если мы будем совершенно уверены, что они не достигают уровня того, что мы привычно называем шедеврами музыкального искусства. <…> Это поворот, который будет иметь самые далеко идущие последствия. Потому что он мог произойти только при условии, что различие между так называемыми шедеврами и произведениями, не достигшими этого уровня, оказывается не столь значительным и, главное, не столь существенным. Это важнейший момент такого поворота. Оказывается, что от культа шедевра, который сложился на протяжении XIX века, мало что осталось. А коль скоро так, то наш слух придет к тому, что он не будет замечать столь резко разницу, которая раньше различалась очень резко. И вместо разделения музыки на шедевры и все остальное, на этом месте оказывается нечто гораздо более занимательное. А именно: художественные миры, разные, которые устроены внутри себя очень своеобразно и где ничего нельзя пропустить, потому что если мы что-то пропустим, то этот мир плохо узнаем»4.






3 Цукер А.М. В тени классиков: к проблеме целостности музыкально-исторического процесса. // Композиторы второго ряда в историко-культурном процессе. Сборник статей. М.: Композитор, 2010. С. 5.
4 Михайлов А.В. Поворачивая взгляд нашего слуха // Михайлов А.В. Языки культуры. М.: Языки русской культуры, 1997. С. 856–857.
 

Таким образом, даже в случае принятия традиции деления композиторов по «рядам» изучение наследия композиторов «второго ряда» и расширение границ наших знаний о той или иной эпохе в целом — актуальная для современного музыкознания задача.

В числе находившихся в течение длительного времени в тени, но ныне «возрожденных» композиторов, чья музыка с каждым годом начинает звучать все шире и шире и чье творчество находит со временем все больше поклонников, оказывается французский композитор еврейского происхождения Шарль-Валантен Алькан (1813 — 1888). Музыкант, проживший долгую жизнь, он в свое время был признанным пианистом и подавал надежды как композитор. При этом он сравнительно редко выступал публично, а его зрелое творчество не было понято современниками. Алькан умер практически в безвестности, не получив достойного признания своих заслуг. После смерти его творчество также находилось в забвении, будучи предметом интереса избранных музыкантов. Но к концу XX века ситуация стремительно поменялась: в последние десятилетия возник всплеск интереса к деятельности и наследию этого крупного музыканта. Почти все, написанное Альканом было переиздано либо получило распространение в виде электронных копий отсканированных изданий XIX века, бóльшая часть его музыки была сыграна и записана рядом выдающихся исполнителей, параллельно шло теоретическое осмысление его наследия. В это время со все большей определенностью начал вырисовываться подлинный масштаб творчества Алькана как композитора больших индивидуальных концепций, художника оригинального стиля, как разностороннего гениально одаренного музыканта. Стал очевиден также факт влияния, которое оказало творчество Алькана на музыку Ф. Листа и некоторых композиторов ХХ века. В глазах музыкантов и меломанов фигура Алькана подверглась значительному переосмыслению. Становится все более признанной оценка творчества Алькана как занимающего одно из ключевых мест в истории фортепианной музыки и истории музыки эпохи романтизма, даже с учетом того многообразия имен и гигантского объема творческого наследия, которое оставила после себя «эпоха виртуозов». Вместе с тем до сих пор в мировом музыкознании жизнь и творчество Шарля-Валантена Алькана являются недостаточно разработанными темами. Отечественным музыкознанием Алькан практически не изучался. В этом контексте актуальность рассмотрения его наследия с точки зрения музыковедческой науки вообще и особенно в рамках отечественного музыкознания не вызывает сомнений.
Объектом исследования выступает фигура Шарля-Валантена Алькана как одного из выдающихся пианистов-композиторов XIX столетия. Предметом исследования — наследие
 

Алькана во всей его полноте: жизненный путь музыканта, его исполнительская карьера, его творчество в разные периоды деятельности, в разных жанрах, его характер и его эстетика.
Материалами исследования выступили музыкальные произведения, написанные Альканом. В качестве критерия выбора произведений для анализа выступала их репрезентативность с точки зрения показа характерных черт того или иного периода творчества композитора, того или иного жанра, к которому он обращался.
В данной работе акцент делается на творческом наследии Алькана: предпринята попытка очертить облик Алькана-музыканта, определить его действительное место в истории музыки, главным образом, на основе сохранившихся музыкальных сочинений. В связи с этим цель исследования заключается во всестороннем рассмотрении творческой личности, эстетики и стиля Ш.-В. Алькана.
Задачи исследования:
—    представить жизнеописание композитора с учетом открытых в недавнее время сведений;
—    создать характеристику личности Ш.-В. Алькана — человека и музыканта (пианиста, композитора);
—    обозначить место Алькана в историческом контексте, найти связи в его творчестве с музыкой предшественников, современников и композиторов будущего;
—    подчеркнуть значение его музыки для истории романтизма, истории фортепианной музыки в целом;
—    обратить внимание музыковедов и исполнителей на многообразное наследие Ш.-В. Алькана;
—    определить важнейшие черты стиля композитора;
—    обосновать непреходящую ценность творческого наследия Алькана.
Методы исследования. Метод биографической реконструкции позволил проследить жизненный путь и историю творческих замыслов композитора. При анализе нотных источников были применены сравнительно-аналитические и музыкально-аналитические методы, основанные на элементах метода целостного анализа (В.А Цуккерман, Л.А. Мазель), методов исполнительского анализа; привлекаются элементы теории пианизма и фортепианного исполнительства (Г.М. Коган, Я.И. Мильштейн, Л.Е. Гаккель, Б.Б. Бородин). Дефиниции форм даются на основе классификаций Ю.Н. Тюлина, Л.А. Мазеля, И.В. Способина.
Творчество Алькана рассматривается с феноменологической точки зрения — как отделенный от других субъект (феномен), существующий и функционирующий по своим собственным законам.
 

В числе прочих используется также компаративистский подход: сочинения композитора сопоставляются с музыкой его современников, выявляя границы между индивидуальным и общим.
Пристальное внимание уделяется особенностям фортепианной техники, ее взаимосвязям с программными замыслами произведений, их поэтикой и другими элементами музыкальной композиции.
Степень изученности проблемы. Жизнь и творчество Ш.-В. Алькана изучены недостаточно, и специализированной литературы, посвященной Алькану, не так много. Исследователь наследия Алькана может найти ряд прижизненных критических отзывов на игру Алькана или на его сочинения в печатных изданиях Франции, Германии, Англии, Бельгии. Эти отзывы весьма ценны тем, что их оставляли порой не рядовые авторы, а музыканты значительного масштаба, — Ф. Лист, Р. Шуман, Г. фон Бюлов, Ф.-Ж. Фетис. Последний не только посвящал критические очерки Алькану, но и внес Алькана во второе издание своего «Всеобщего биографического словаря музыкантов»5. Фамилия Алькана при жизни музыканта сравнительно часто появлялась на страницах парижской газеты «Revue et gazette musicale» – в контексте выступлений Алькана-пианиста, выпуска новых произведений Алькана-композитора или исполнений алькановской музыки. При жизни композитора биографическую статью о нем для словаря Гроува написал и влиятельный британский музыковед и пианист Эдвард Даннройтер6. Алькан упоминается в Музыкальном словаре Гуго Римана7. Факт обращения этих критиков к музыке Алькана свидетельствует о важном значении, которое приобретала деятельность Алькана в годы расцвета его таланта. К оценкам современных Алькану музыкальных критиков мы будем обращаться на протяжении исследования.
Одним из первых об Алькане пишет его современник, ученик и соперник Антуан Мармонтель8, посвящая Алькану небольшую главу в своей работе «Силуэты и портреты знаменитых пианистов»9. Помимо исторической ценности этот очерк интересен еще по ряду параметров: как редкое свидетельство о характере молодого Алькана, как попытка исследователя


5 Fétis François Joseph. Biographie universelle des musiciens et bibliographie générale de la musique. Tome Premier. Deuxième Edition. Librairie de Firmin-Didot frères, fils et Cie. Paris, 1860. P. 70–71.
6 Edward Dannreuther (1844 — 1905). Статья впервые опубликована в 1879 г. С ее содержанием можно ознакомиться по перепечатке в следующем источнике: Alkan in Grove — 1879 // Alkan Society Bulletin no.
73. August 2006. P. 6.
7 Г. Риман. Музыкальный словарь. Перевод с 5-го немецкого издания. Москва—Лейпциг, 1901. С. 28.
8 Antoine-François Marmontel (1816 — 1898). Фортепианный педагог, музыкальный писатель, пианист, композитор. Был учеником П. Циммермана, наряду с Альканом. Автор трудов «Классическое и новое фортепианное искусство», «Знаменитые пианисты», «Симфонисты и виртуозы», «История фортепиано» и др., посвященных различным проблемам пианизма. Чайковский посвятил Мармонтелю «Думку» для фортепиано соч. 59.
9 Marmontel Antoine François. Les Pianistes célèbres, silhouettes et médaillons. Paris: Heugel et Fils, 1878.
 

(который сам был пианистом, педагогом и композитором, хотя и меньшего масштаба) вписать Алькана в общий пейзаж пианизма XIX столетия; наконец, с точки зрения психологии: несмотря на ту нескрываемую неприязнь, которую к Мармонтелю питал сам Алькан, очерк Мармонтеля написан в довольно благожелательном тоне.


ОГЛАВЛЕНИЕ
 
ВВЕДЕНИЕ    4
ГЛАВА 1 ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ. ЛИЧНОСТЬ, ХАРАКТЕР, КРУГ ОБЩЕНИЯ. ПРОБЛЕМЫ ИЗОЛЯЦИИ    19
1.1    Жизненный путь    19
1.2    Характер, круг общения    36
1.3    Проблемы изоляции    44
ГЛАВА 2 ЭСТЕТИКА И СТИЛЬ    55
2.1    Исторический контекст    55
2.2    Эстетика    57
2.3    Между традицией и современностью    63
2.4    Алькан как еврейский композитор    78
2.5    Юмор и комическое    82
2.6    Наследие. Жанры    96
2.7    Алькан как композитор трансцендентной традиции    101
2.8    Фактура    107
2.9    Мелодика    110
2.10    Гармония    111
2.11    Полифония    116
2.12    Темп, метр    117
2.13    Форма    120
2.14    Алькан как пианист    122
ГЛАВА 3 РАННИЕ СОЧИНЕНИЯ    125
ГЛАВА 4 НА ПУТИ К ЗРЕЛОСТИ    148
ГЛАВА 5 ЗРЕЛЫЕ ФОРТЕПИАННЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ    174
5.1    Отдельные пьесы и малые циклы    174
5.2    Сборники «песен», циклы прелюдий и «эскизов»    198
5.3    Этюды    220
5.4    Сонатные циклы    264
ГЛАВА    6    ТРАНСКРИПЦИИ, КАМЕРНАЯ И ДРУГАЯ ИНСТРУМЕНТАЛЬНАЯ МУЗЫКА    312
6.1    Фортепианные транскрипции    312
6.2    Камерные сочинения    320
6.3    Органные произведения. Музыка для педальера    334
ГЛАВА 7 РЕЗОНАНС МУЗЫКИ АЛЬКАНА    340
ЗАКЛЮЧЕНИЕ    357
БИБЛИОГРАФИЯ    360
СПИСОК ИЛЛЮСТРАТИВНОГО МАТЕРИАЛА    368
ПРИЛОЖЕНИЕ 1    383
ПРИЛОЖЕНИЕ 2    406
 
БИБЛИОГРАФИЯ
1.    Акопян Л.О. Джачинто Шельси // Искусство музыки. Теория и история, № 1–2, 2011.
2.    Аристофан. Комедии. Фрагменты. М.: Ладомир, Наука, 2008. 1033 с.
3.    Бааль-Тешува Якоб. Ротко. М.: Арт-Родник, 2006. 96 с.
4.    Баренбойм Л.А. Г. Рубинштейн. Т. 2. Л.: ГМИ, 1962. 492 с.
5.    Белый Андрей. Собрание стихотворений 1914. М.: Наука, 1997. 456 с.
6.    Берлиоз Г. Мемуары. М.: Музыка, 1967. 750 с.
7.    Бизе Жорж. Письма М.: ГМИ, 1963. 528 с.
8.    Бородин Б.Б. Виртуозность: история понятия // Искусство и искусствоведение: теория и опыт. К новому синкретизму: Сб. научных трудов. — Вып. 4 — Кемерово, 2005 — С. 221–244.
9.    Бородин Б.Б. История фортепианной транскрипции. М.: Дека-ВС, 2011. 507 с.
10.    Бородин Б.Б. Очерки по истории фортепианного искусства. Учебное пособие. М.: Дека-ВС, 2009. 176 с.
11.    Бородин Б.Б. Три тенденции в инструментальном искусстве: Монография. — Екатеринбург: Банк культурной информации, 2004. 222 с.
12.    Бородин Б.Б. Комическое в музыке. Екатеринбург: Уральская государственная консерватория им. М. П. Мусоргского, 2002. 234 с.
13.    Бородин Б.Б. Леопольд Годовский: «пианист пианистов» и его «этюды этюдов» // Фортепиано. — 2008. — № 3/4. — С. 35-56. Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.port-folio.org/2010/part27.htm (дата обращения: 22.10.2019)
14.    Бородин Б.Б. Шарль Алькан — «Берлиоз фортепиано». Музыкальная академия. —
2005. — N 1. — С. 120-126.
15.    Браудо Е.М. Всеобщая история музыки. Том 1. До конца 16 столетия. Петроград,
1922. 216 с.
16.    Брянцева В.Н. С. В. Рахманинов. М.: Советский композитор, 1976. 680 с.
17.    Ванслов В.В. Эстетика романтизма. М.: Искусство, 1966. 397 с.
18.    Вейн А.М. Мозг и творчество // Наука и жизнь № 3, 1983. С. 78-83.
19.    Ворбс Г.Х. Феликс Мендельсон-Бартольди. Жизнь и деятельность в свете собственных высказываний и сообщений современников. М.: Музыка, 1966. 319 с.
20.    Вульфиус П.В. Франц Шуберт. Очерки жизни и творчества. М.: Музыка, 1983. 447
с.
 

21.    Геника Р.В. Фортепианное творчество А. Рубинштейна. Русская музыкальная газета. 1918. № 7/8; 107.
22.    Гладкова О.И. Галина Уствольская — Музыка как наваждение. СПб.: Музыка.
1999. 174 с.
23.    Глинка М.И. Записки. М.: Музыка, 1988. 222 с.
24.    Делакруа Э. Дневник. Редакция и предисловие М.В. Алпатова. Перевод Т.М. Пахомовой. М.: Изд-во Акад. художеств СССР, 1961. 451 с. Электронный ресурс. Режим доступа: http://delakrua.ru/diary (дата обращения: 22.10.2019)
25.    Дубинец Е.А. Made in the USA: Музыка — это все, что звучит вокруг. М.: Композитор, 2006. 413 с.
26.    Западный сборник. В честь 80-летия Петра Романовича Заборова. СПб.: Издательство Пушкинского Дома, 2011. 424 с.
27.    Зимин П.Н. История фортепиано и его предшественников. М.: Музыка, 1968. 216
с.
28.    Золотницкая Л.М. Даниэль Штейбельт: в тени Бетховена, между Наполеоном и Россией. СПб.: Композитор, 2011. 119 с.
29.    Ивашкин А.В. Чарльз Айвз и музыка ХХ века. М.: Советский композитор, 1991. 473 с.
30.    Ильин Е.П. Психология творчества, креативности, одаренности. СПб.: Питер, 2012. 448 с.
31.    Кириллина Л.В. Бетховен. Жизнь и творчество. В 2 т. М.: НИЦ Московская консерватория, 2009. 535 + 595 с.
32.    Кириллина Л.В. Классический стиль в музыке XVIII – начала XIX века. Часть 3. М.: Композитор, 2007. 376 с.
33.    Ковнацкая Л.Г. Английская музыка ХХ века. М.: Советский композитор, 1986. 216
с.
34.    Коган Г.М. Ферруччо Бузони. М.: Советский композитор. 1971. 232 с.
35.    Композиторы второго ряда в историко-культурном процессе. Сборник статей. Редактор-составитель А.М. Цукер. М.: Композитор, 2010. 327 с.
36.    Кремлев Ю.А. Клод Дебюсси. М.: Музыка. 1965. 792 с.
37.    Лук А.Н. Мышление и творчество. М.: Политиздат, 1976. 144 с.
38.    Мартынов В.И. Конец времени композиторов. М.: Русский путь, 2002. 296 с.
39.    Меркулов А.М. Фортепианные сюитные циклы Шумана. М.: Музыка. 2011. 96 с.
40.    Мильштейн Я.И. Очерки о Шопене. М.: Музыка. 1987. 176 с.
41.    Мильштейн Я.И. Лист. В 2 т. М.: Музыка, 1971. 864+599 с.
 

42.    Михайлов А.В. Языки культуры. М.: Языки русской культуры, 1997. 912 с.
43.    Мурадян Г.В. Виртуозность как феномен в истории фортепианной культуры. Дисс.. кандидата искусствоведения. Ростов-на-Дону, 2015. 200 с.
44.    Ницше Ф. Полное собрание сочинений в тринадцати томах. Т. 5. М.: Культурная революция, 2012. 480 с.
45.    Польдяева Е.Г. Послание Николая Обухова. М.: Русский путь, 2008. 292 с.
46.    Рахманинов C.В. Литературное наследие. В трех томах. Сост.-ред. З.А. Апетян. М.: Советский композитор, 1980. Т.3. 573 с.
47.    Ренанский Д.А. Шарль Валентен Алькан – неизвестный гений музыкального романтизма. Фортепиано. – 2004. – № 1. – С. 14–21.
48.    Риман Г. Музыкальный словарь. Перевод с 5-го немецкого издания. Москва— Лейпциг, 1901 (1904). 1531 с.
49.    Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М.: Прогресс, 1994. 479 с.
50.    Рубинштейн А.Г. Лекции по истории фортепианной литературы. Краткий курс лекций. М.: Юрайт, 2018. 82 с.
51.    Рубинштейн А.Г. Музыка и ее представители. Разговор о музыке. М.: 1891. 177.
52.    Скорбященская О.А. Шарль Алькан. Русский след. // Искусствоведение в контексте других наук в России и за рубежом. Параллели и взаимодействия. Ред-сост. Я.Р. Сушкова-Ирина и Г. Р. Консон. М. 2013. С. 405–414.
53.    Скорбященская О.А. Шарль Валентин Алькан (1813–1888). Этюды для фортепиано: лекция по истории и методике фортепианного исполнительства: метод. пособие. СПб., 2014. 91 с.
54.    Смотров В.Е. Удивительный мир эксцентричного композитора. О Кайхосру Сорабджи // Musicus № 2, 2009. С. 40–46.
55.    Суперфин Рав Ури. Памяти раввина Арье-Лейба Гинзберга. // Московский комсомолец. Израиль. Электронный ресурс. Режим доступа: http://mkisrael.co.il/articles/2016/07/21/pamyati-ravvina-areleyba-ginzberga.html (дата обращения: 22.10.2019)
56.    Толковая Библия, или комментарий на все книги писания Ветхаго и Новаго Завета. Издание преемников А.П. Лопухина. Петербург. Бесплатное приложение к журналу «Странникъ», 1908. Второе (репринтное) издание. Институт перевода Библии. Стокгольм, 1988. Т. 2. 598 с.
57.    Томашевский М. Шопен. Человек, творчество, резонанс. М.: Музыка. 2011. 840 с.
 

58.    Философский словарь. Под редакцией М.М. Розенталя и П.Ф. Юдина. М.: Издательство политической литературы. 1963. 544 с.
59.    Хохловкина А.А. Жорж Бизе. М.: ГМИ. 1954. 459 с.
60.    Царева Е.М. Иоганнес Брамс. М.: Музыка, 1986. 382 с.
61.    Черкасова Т.М. Роберт и Клара Шуман: метаморфозы любви и творчества. Новосибирск, 2012. 416 с.
62.    Шопен Ф. Письма. Том 1. М.: Музыка, 1976. 528 с.
63.    Шопен Ф. Письма. Том 2. М.: Музыка, 1980. 470 с.
64.    Шуман Р. Избранные статьи о музыке. М.: Музиздат, 1956. 400 с.
65.    Шуман Р. О музыке и музыкантах. Т. I, Т. М.: Музыка, 1975. 406 с.
66.    Шуман Р. О музыке и музыкантах. Том II-A. М.: Музыка. 1978. 326 с.
67.    Шуман Р. О музыке и музыкантах. Т. II-B. М.: Музыка, 1979. 294 с.
68.    Шуман Р. Письма. Т. 1. М.: Музыка, 1970. 719 с.
69.    Эстетика немецких романтиков. Сост., пер., вступ. ст., и коммент. А.В. Михайлова. М.: Искусство, 1987. 733 с.
70.    Ahn Joel. A Stylistic Evaluation of Charles Valentin Alkan's Piano Music, A Lecture Recital together with Three Recitals of Selected Works of J. S. Bach, Beethoven, Brahms, Liszt, Schumann, and Villa-Lobos. Dissertation Presented to the Graduate Council of the University of North Texas in Partial Fulfillment of the Requirements for the Degree of Doctor of Musical Arts. Denton, Texas, 1988. 143 p.
71.    Alkan Society Bulletin no. 46, June 1992.
72.    Alkan Society Bulletin no. 61, March 2003.
73.    Alkan Society Bulletin no. 62, June 2003.
74.    Alkan Society Bulletin no. 67, September 2004.
75.    Alkan Society Bulletin no. 68, December 2004.
76.    Alkan Society Bulletin no. 69, April 2005.
77.    Alkan Society Bulletin no. 72, April 2006.
78.    Alkan Society Bulletin no. 73, August 2006.
79.    Alkan Society Bulletin no. 74, December 2006.
80.    Alkan Society Bulletin no. 75, April 2007.
81.    Alkan Society Bulletin no. 80, March 2009.
82.    Alkan Society Bulletin no. 82, March 2010.
83.    Alkan Society Bulletin no. 86, November 2011.
84.    Alkan Society Bulletin no. 87, August 2012.
85.    Alkan Society Bulletin no. 88, December 2012.
 

86.    Alkan Society Bulletin no. 89, May 2013.
87.    Alkan Society Bulletin no. 90, January 2014.
88.    Alkan Society Bulletin no. 91, April 2015.
89.    Alkan Society Bulletin no. 92, November 2015.
90.    Alkan Society Bulletin no. 94, March 2017.
91.    Alkan Society Bulletin no. 96: April 2018.
92.    Alkan Society Bulletin no. 97: December 2018.
93.    Anthology of French Piano Music. Edited by Isidor Philipp. Volume II: Modern Composers. Boston: Oliver Ditson Company, 1906. 225 p.
94.    Bellamann H.H. The Piano Works of C.V. Alkan. // Musical Quarterly Vol. 10 No. 2, 1924. p.251–62.
95.    Broyles Michael, von Glahn Denise. Leo Ornstein: Modernist Dilemmas, Personal Choices. Indiana University Press. 2007. 408 p.
96.    Bulletin de la Société Alkan no.36 – March 1997.
97.    Conway David. Jewry in Music: Entry to the Profession from the Enlightenment to Richard Wagner. Cambridge: Cambridge University Press. 2012. 356 p.
98.    Corleonis Adrian. Charles-Valentin Alkan. Marcia funebre, sulla morte d'un Papagallo, for chorus, 3 oboes & bassoons («Funeral March for a Dead Parrot»). Режим доступа: https://www.allmusic.com/composition/marcia-funebre-sulla-morte-dun-papagallo-for- chorus-3-oboes-bassoons-funeral-march-for-a-dead-parrot-mc0002396751    (дата обращения: 22.10.2019)
99.    D’Indy Vincent. Impressions musicales d’enfence et de jeunesse. // Les Annales
politiques et littéraires, 1er mai 1930. P. 425-428.
100.    Dille D. «L’Allegro barbaro de Bartok» // Magyar Tudomanyos Akademia // Studia
musicologica academiae scientarium hungaricae. 1970. p.3–9.
101.    Eddie William Alexander. Charles Valentin Alkan, His Life and His Music. Ashgate, 2007. 270 p.
102.    Falconer Julius. The Alkan Murder. Dartford: Pneuma Springs Publishing. 2012. 181 p.
103.    Fétis François Joseph. Biographie universelle des musiciens et bibliographie générale de la musique. Tome Premier. Deuxieme Edition. Librairie de Firmin-Didot frères, fils et Cie. Paris, 1860. 521 p.
104.    François-Sappey Brigitte, Luguenot François. Charles Valentin Alkan. Editions Bleu Nuit, Paris. 2013. 176 p.
105.    François-Sappey Brigitte, edit. Charles Valentin Alkan. Fayard, 1991. 366 p.
 

106.    Franz Liszt and His World. Edited by Christopher H. Gibbs and Dana Gooley. Princeton University Press. Princeton and Oxford. 2006. 608 p.
107.    Gollerich August. Franz Liszt. Sonderausgabe der von Richard Strauss herausgegebenen Sammlung Die Musik. – Berlin: Marquardt & Co., 1908. 331 p.
108.    Hammond Nick, Luguenot François and Blacklock Seth. Alkan’s Acte d’opéra // Alkan Society Bulletin no 94: March 2017. P. 7–11.
109.    Henahan Donal. The Birth and Death Of a Legend. // The New York Times. June 12, 1988. P. 31.
110.    Hillmann Joshua Lester. Solving the Riddle of Alkan's Grande Sonate Op. 33 ‘Les quatre âges’. A Performance Guide and Programmatic Overview. A Research Paper Presented in Partial Fulfillment of the Requirements for the Degree Doctor of Musical Arts. Arizona State University May 2018. 121 p.
111.    Holden Edward. Charles Valentin Alkan: Interpreting the Composer’s use of Rhythm as Identified in the Dominant Motifs present in the Music for Organ, Pedal-piano and Harmonium. Thesis submitted to the National University of Ireland Maynooth in fulfilment for the Degree of Doctor of Philosophy. Department of Music National University of Ireland Maynooth. 2014. 417 p.
112.    Kessous-Dreyfuss Anny. Le passant du pont de l'Europe: Charles Valentin Alkan entre
tradition et modernité. Massoreth Editions. 2013. 356 p.
113.    Lebrecht Norman. British Pianism and the Art of the Possible. Режим доступа: http://www.scena.org/columns/lebrecht/000809-NL-britishpianism.html    (дата обращения: 22.10.2019)
114.    Lee Warren. The Pianistic Idiosyncrasies of Charles Valentin Alkan as Exemplified in his Recuel de Chants. A Project Report. Presented to the Bob Cole Conservatory of Music California State University, Long Beach. In Partial Fulfillment of the Requirements for the Degree Master of Music. Concentration in Piano Performance. California State University, Long Beach. 2015. 50 p.
115.    Lewenthal, Raymond (ed.). The piano music of Alkan. New York, 1964. P. V–XX.
116.    Lindeman Stephan. Structural Novelty and Tradition in the Early Romantic Piano Concerto. Pendragon Press, 1999. 358 p.
117.    Liszt Franz. Revue critique. Trois morceaux dans le genre pathetique, par C.-V. Alkan. Oevre 15, 3e livre des 12 Caprices. Revue et Gazette Musicale de Paris 4, № 43, 1837. P. 460–461.
118.    López José Raúl. Alkan's Symphonie, Op. 39: An Analysis and Pedagogical Aspects. A
Doctoral Essay Submitted to the Faculty of the University of Miami in partial fulfillment
 

of the requirements for the degree of Doctor of Musical Arts. Coral Gabes, Florida. December, 1993. 112 p.
119.    Macdonald Hugh. Beethoven's Century. Essays on Composers and Themes. University of Rochester Press, 2008. 255 p.
120.    Macdonald Hugh. More on Alkan death. // Musical Times № 129, (1988) 118–120.
121.    Macdonald Hugh. The death of Alkan. // Musical Times № 114, (1973). P. 25.
122.    MacDonald Laurence Eben. The Piano Music of Charles-Valentin Alkan. A thesis Presented in Partial Fulfillment of the Requirements for the Degree Master of Arts. The Ohio State University. 1966. 237 p.
123.    MacDonald M. Alkan: Piano Duos and Duets. // Charles-Valentin Alkan. Complete Piano Duos and Duets. Toccata Classics. TOCC 0070. CD Booklet. 12 p.
124.    Marmontel Antoine François. Les Pianistes célèbres, silhouettes et médaillons. Paris: Heugel et Fils, 1878. 164 p.
125.    Le Ménestrel, 54me Année, № 15, 8 avril 1888.
126.    Morishita Yui, Alkan, Prometheus Unbound — Far away from Contemporaneity. Master's thesis submitted to Graduate School of Music, Tokyo University of the Arts, Japan, 2005. 120 p.
127.    Norris Jeremy. The Russian Piano Concerto. Vol. 1. The Nineteenth Century Russian Music Studies. Indiana University Press, 1994. 227 p.
128.    Poole Steven. Mr Miseryguts // The Guardian, 12 Sep. 2003 Режим доступа: https://www.theguardian.com/music/2003/sep/12/classicalmusicandopera1    (дата обращения: 22.10.2019)
129.    Ratner L. Classic Music. Expression, Form and Style. NY: Schrimer, 1980. 475 p.
130.    The Revised New Grove Dictionary of Music. London, 2000.
131.    Rimm Robert. The Composer-Pianists: Hamelin and the Eight. Hal Leonard Corporation, 2002. 340 p.
132.    Roberge Marc-André. Opus Sorabjianum: The Life and Works of Kaikhosru Shapurji Sorabji. Режим доступа: https://roberge.mus.ulaval.ca/srs/07-prese.htm (дата обращения: 22.10.2019)
133.    Roberge Marc-Andre. The Busoni network and art of creative transcription // Canadian University Music Review. no. 11/1, 1991. p. . P. 68–88.
134.    Robson Katherine Wells. Romantic Liturgists: Franz Liszt’s and Charles Valentin Alkan's Settings of Psalm 137. Thesis Submitted to the Graduate Faculty of The University of Georgia in Partial Fulfillment of the Requirements for the Degree Master of Arts. Athens, Georgia, 2012. 72 p.
 

135.    Schonberg Harold C. The Great Pianists. Revised and Updated. New York: Simon & Schuster. 1987. 528 p.
136.    Sietz Reinhold. Aus Ferdinand Hillers Briefwechsel. Bd I-VII. Koln: Arno Volk 1958- 1970.
137.    Smith R. Alkan: The Man, The Music. Kahn & Averill: London. 2000. 118+298 p.
138.    Sorabji K.S. Around Music. London, Unicorn Press. 1932. 250 p.
139.    Sorabji K.S. Mahler, Reger, and Alkan // The Musical Times. Vol. 69, No. 1020, Feb. 1, 1928. P. 159.


Шарль-Валантен Алькан — одна из ключевых фигур истории французской музыки как пианист, но прежде всего Алькан — фортепианный композитор, создавший свой узнаваемый стиль, свой образный строй, свою эстетику.
Историческое значение Алькана-пианиста — в его популяризаторской деятельности. Алькан одним из первых начал возрождать барочный клавесинный репертуар, был одним из немногих французских пианистов, кто исполнял на парижской концертной эстраде поздние фортепианные сонаты Бетховена.
Как композитор, Алькан наиболее значительный вклад внес в фортепианную литературу. Его многочисленные сочинения, написанные в разных жанрах, могли бы серьезно обогатить репертуар пианистов. Лучшие из произведений Алькана — захватывающие поэмы о человеке, его месте в этом мире, о его величии и слабости.
Историческая заслуга Алькана также в том, что он стал одним их первых еврейских национальных композиторов, несмотря на то, что еврейский мелос в количественном отношении занимает совсем небольшую часть его наследия. Важное место занимают сочинения Алькана для педального фортепиано — педальера. К этому забытому ныне инструменту из значительных композиторов с определенным интересом отнеслись только двое — Шуман и Алькан.
Алькан-композитор — тема огромная и неисчерпаемая. Будучи ровесником самых важных романтических композиторов XIX века, Алькан черпал вдохновение в старинной музыке, а открывал пути — в музыку ХХ века, предвосхищая находки Мессиана, Бартока, Прокофьева, Айвза. Гармония Алькана, сочетающая архаическое, романтическое и постромантическое, заслуживает отдельного исследования.
Особенно интересна фортепианная фактура в сочинениях композитора. Алькан, для которого в исполнительстве не было никаких препон, обладал своим собственным пониманием специфики фортепиано, выразительных возможностей инструмента. Это понимание во многом не совпадало с таковым у Шопена, Листа, Шумана, Мендельсона — крупнейших фортепианных композиторов эпохи, современников Алькана, отражая его личные воззрения. Начав как автор типичной виртуозной музыки блестящего стиля, отмеченного влияниями Вебера, Штейбельта, Россини, Алькан в своем зрелом творчестве приходит к идее сверхвиртуозности, насыщает свои произведения невиданными доселе техническими трудностями. Пианистические трудности важны для композитора не сами по себе и не как инструктивные задачи, которые должны решаться исполнителем, а как своеобразный рубеж, преодоление которого оказывается инициацией исполнителя, восходящего на трансцендентный уровень. Современных Алькану
 

исполнителей, способных освоить труднейшие из его произведений, практически не было. Композитор, ведший уединенный образ жизни, создавал свою музыку без расчета на исполнение и без учета технического уровня пианистов-современников. На наш взгляд, именно изоляционистская природа характера Алькана, приведшая его к закрытому образу жизни, и обусловила предпосылки, благодаря которым композитор начал создавать свои сочинения запредельной технической трудности и колоссальной эмоциональной силы. Алькановское фортепианное наследие в наиболее целостном виде раскрывает феномен трансцендентной виртуозности, идеи, которую для более широкой публики воплощали Паганини и Лист, создававшие и исполнявшие произведения подчас более эффектные, чем трудные. Алькан находит идеальное сочетание эффектности и художнической честности, не стремясь к облегчению работы играющего пианиста. Виртуозность Алькана — это вызов, это игра на пределе исполнительских сил, это опыт, который исполнителя (прежде всего) и слушателя приподнимает над обыденностью, заставляя переживать исключительный эмоциональный подъем.
Сегодня, в XXI веке Алькан предстает перед нами не как устаревший композитор давно ушедшей в прошлое эпохи, а как бунтарь, ставящий перед собой задачу вырваться из своего времени, из обыденности, из традиционных норм и канонов. Английский пианист, музыковед и композитор Дж. Пауэлл приводит слова Хью Мак-Дональда из статьи последнего в словаре
«Гроува» об Алькане: «Его музыка порой требует от исполнителя предельной виртуозности, физической мощи и выносливости. Он также может быть обезоруживающе простым. Он использовал крайние регистры клавиатуры, часто для контраста со средним диапазоном»521 и справедливо замечает, что эти слова «в общем, могут быть описанием, например, и музыки Финнисси»522.
За рамками настоящего исследования остались два фортепианных («Камерных») концерта Алькана. Всего композитором создано три концерта, но последний концерт утерян (сохранилась фортепианная партия медленной части). Созданные в ранний период, они не лишены очарования (особенно удачным кажется жизнерадостный виртуозный финал Первого камерного концерта), но в целом видятся не слишком убедительными произведениями, в которых в полной мере масштаб дарования композитора не проявился. Не коснулись мы и ряда вокальных и хоровых миниатюр, которые с музыкальной точки зрения также, вероятно, не отражают ряда наиболее существенных черт стиля композитора. Многие сольные фортепианные пьесы также остались без упоминания, но уже по другой причине: фортепианное наследие композитора исключительно

521 Macdonald Hugh. ‘Alkan’, The Revised New Grove Dictionary of Music (London, 2000)
522 Powell Jonathan. Charles-Valentin Alkan and British piano music of the 20th century and beyond // Alkan Society Bulletin no. 90 — January 2014. P. 24.
 

обширно и нуждается в будущих более детальных исследованиях. Для отечественного музыковедения открывается большое поле в отношении изучения творчества Алькана.
Алькан — слишком сложная, крупная и многообразная фигура — человек, пианист, педагог, композитор, писавший музыку для различных исполнительских составов, в разных жанрах, чтобы для глубокого понимания его творческого наследства было достаточно одного диссертационного исследования. Каждая из граней его творческой личности — жизненный путь и характер, отношение к форме и гармонии, сольная фортепианная музыка, произведения для педальера и органа, камерные сочинения — может стать темой для дополнительных подробных исследований. Широкий простор открывается и в сравнении сочинений Алькана и его современников. Большое значение будет иметь перевод важных документов о жизни и деятельности Алькана на русский язык — писем композитора, важнейших прижизненных рецензий (за подписью Фетиса, Листа, Бюлова), главы сборника портретов А. Мармонтеля
«Выдающиеся пианисты», важнейших монографий, посвященных Алькану.
Отметим, однако, что и западное музыкознание до сих пор находится еще только на уровне весьма приблизительного освоения наследия Алькана. Так, Рональд Смит утверждал, что за исключением двух поездок в юном возрасте в Англию, Алькан никогда не покидал пределы Парижа, тогда как позднее стало известно о еще одном юношеском турне Алькана — в Бельгию. Или еще один пример: только в последние годы стало очевидно, насколько близким другом Алькана был Сантьяго Масарнау; кроме того, письма Алькана к Масарнау открывают в целом сдержанного Алькана с совершенно неожиданной стороны — как необычайно открытого и пылкого человека. Однако письма Алькана к Масарнау были обнаружены буквально несколько лет назад: первое упоминание о них содержится в Бюллетене Общества Алькана за 2010 год. Ни Р. Смит, ни У.А. Эдди — авторы крупнейших опубликованных исследований об Алькане — даже не упоминают это имя523. Вероятно, дальнейший поиск документов о жизни Алькана разрешит некоторые старые загадки (возможно, будет найден ответ на вопрос, кем была мать Эли Мириам Делаборда, или обнаружится строгое доказательство того, что отцом Делаборда был действительно Шарль Алькан), попутно выдвинув новые. Чудом было бы обнаружение архива композитора, бесследно пропавшего после его смерти.
Еще одной из перспективных линий может стать проблема социальной изоляции в
композиторском творчестве. Социальная изоляция оказывается целой типологической сферой, в которую попадают многие важные личности, оставившие яркий след в истории музыки. Настоящая работа про Алькана может стать первой в серии, за которой последуют другие, где речь пойдет о не менее значительных фигурах, оставшихся в тени по сходным причинам.
 

Сколько стоит помощь с учебной работой?