Курсар - служба спасения студентов
Служба спасения для студентов (18+)

СРАВНЕНИЕ ФАКТОРОВ ВОВЛЕЧЕННОСТИ В РАЦИОНАЛЬНУЮ И ИРРАЦИОНАЛЬНУЮ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ СРЕДИ МОСКВИЧЕЙ

Стоимость
3000 руб.
Содержание
Теория
Объем
171 лист.
Год написания

Описание работы

Работа пользователя Vseznayka1995
Добрый день! Уважаемые студенты, Вашему вниманию представляется дипломная работа на тему: «СРАВНЕНИЕ ФАКТОРОВ ВОВЛЕЧЕННОСТИ В РАЦИОНАЛЬНУЮ И ИРРАЦИОНАЛЬНУЮ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ СРЕДИ МОСКВИЧЕЙ»
Оригинальность работы 96%

Содержание

Введение. 4
Проблемная ситуация и актуальность. 4
Задачи и гипотезы исследования. 6
Уточнение и интерпретация основных понятий. 10
Ограничения исследования. 11
Структура работы.. 12
Глава 1. Теоретические основы изучения благотворительности. 14
1.1. Определение понятийного аппарата,  типологизация благотворительности. 14
Глава 2. Исторический экскурс: становление и развитие благотворительной деятельности  18
2.1. История благотворительности в Европе. 18
2.1.1. Проявление благотворительности в Античные и Средние века. 18
2.1.2. Преобразования благотворительной деятельности в Новое время. 20
2.2. История благотворительности в США.. 22
2.2.1. Основы пуританской идеологии и ее воплощение в благотворительности. 22
2.2.2. Благотворительность в Америке XX век:  “переосмысление миссии”. 23
2.3. История благотворительности в России. 24
2.3.1. Формирование благотворительной деятельности  на православной Руси. 24
2.3.2. Реформы Петра I: институционализация благотворительной деятельности в период с XVII по XVIII. 25
2.3.3. Распространение благотворительности в Российской Империи  с конца XVIII по началоXX века  26
2.3.4. Стагнация благотворительной деятельности в Советскую эпоху. 27
Глава 3. Благотворительная деятельность в наши дни. 30
3.1. Новый подход в благотворительности:  рационализация и осознанность. 30
3.1.1. Формирование новых правил рациональной благотворительности. 32
3.2. Факторы вовлеченности в благотворительную деятельность: основные исследования, инструментарий и результаты.. 36
3.2.1. Механизмы благотворительности и  социально-демографические факторы.. 36
3.2.2. Фактор доверия. 39
3.2.3. Факторы выбора благотворительного фонда. 41
3.2.4. Факторы выбора способа сделать пожертвование. 42
3.3. Благотворительность в России в настоящее время. 44
3.3.1. Типичная модель благотворительности в России. 44
3.3.2. Портрет российского жертвователя, основные факторы  участия в благотворительности  49
3.3.3. Обыденные представления россиян о благотворительности. 52
Глава 4. Методология исследования. 57
4.1. Структурная схема. 57
4.2. Интерпретация и операционализация основных концептов. 58
4.3. Дизайн выборки. 64
4.4. Отчет о пилотаже. 66
Глава 5. Эмпирические результаты исследования. 71
5.1. Портрет респондента. 71
5.2. Измерение вовлеченности москвичей в рациональную и иррациональную благотворительность  72
5.3. Определение степени согласия москвичей с принципами работы рациональной благотворительности  76
5.4. Сравнение социально-демографических факторов вовлеченности в рациональную и иррациональную благотворительность. 79
5.5. Определение личностных факторов вовлеченности в рациональную и иррациональную благотворительность. 94
Заключение. 110
Список литературы.. 115
Приложение. 118
Приложение 1. 118
Анкета до пилотажа. 118
Приложение 2. 131
Анкета после пилотажа. 131
Приложение 3. 145
Задача 1. Измерение вовлеченности. 145
Приложение 4. 146
Задача 2. Статистика по принципам работы  рациональной благотворительности. 146
Приложение 5. 151
Задача 3 Определение социально-демографических факторов. 151
Приложение 6. 162
Задача 4. Определение личностных факторов. 162

Введение
Проблемная ситуация и актуальность
В настоящее время благотворительность все больше распространяется в России, что отражает постепенное увеличении числа людей, участвующих в благотворительной деятельности (в 2007 — 44%, в 2019-м — 63%)[1], а также рост количества благотворительных фондов (в 2014 зарегистрировано 8783 фонда, в 2019 - 10957). Однако, доля людей, осуществляющих пожертвования на постоянной основе, и использующих рекуррентные платежи все еще остается довольно низкой (в 2019 — 2%)[2]. Пожертвования наиболее часто осуществляются в денежной форме, причем среди способов пожертвований преобладают милостыня, смс-пожертвования и передача денег в руки конкретного человека[3],[4]. Все перечисленные способы представляют скорее желание людей оказать сиюминутную помощь. Такая благотворительность описывается как иррациональная в силу того, что она поддерживается за счет эмоционального порыва и идеологии самопожертвования. Такой спонтанный и нерегулярный вид помощи, как отмечает ряд представителей социальной сферы, оказывается неэффективным и только укореняет положение неимущих. Директор центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ Ирина Мерсиянова о наиболее распространенных формах пожертвований: «Это говорит о том, что «нецивилизованные» формы пожертвований все еще присутствуют в обществе».[5] Так, сторонникам нового рационального подхода в благотворительности видится, что потребность человечества в оказании помощи нуждающимся и в устранении социальных проблем должна удовлетворяться тем же способом, что используется и в отношении иных повседневных потребностей. Такой способ выражается в профессионализации и институционализации благотворительной сферы, в предоставлении экономической свободы благотворительным организациям, что позволит сформировать системную благотворительность и использовать человеческие, финансовые ресурсы для расширения благотворительной деятельности и повышения ее эффективности [Паллотта, 2017].
Однако, развита подобная системная рациональная благотворительность довольно слабо, в том числе по причинам присутствия в обыденном сознании четкого представления о благотворительности как о деятельности, в основе которой лежат исключительно альтруистические мотивы. Это приводит к тому, что доверие к действительно эффективным организациям не повышается, что не позволяет благотворительности решать долгосрочные социальные проблемы наиболее эффективно.
По результатам обзора исследований [Bekkers R., Wiepking P.; Schlegelmilch B., Diamantopoulos A., Love A.; Мерсиянова И.В., Якобсон Л.И.] можно отметить, что факторы вовлеченности в благотворительную деятельность (в основном социально-демографические) рассматривались во многих странах, однако сравнение факторов по вовлеченности в иррациональную и рациональную благотворительность прежде не осуществлялось, что не позволяет определить, будут ли факторы одинаковы. В связи с этим возникают трудности в объяснении поведения людей, участвующих в иррациональных практиках благотворительности, а также не разработаны рекомендации по привлечению людей в рациональную благотворительность, что является барьером ее развития. К тому же сам факт того, что благотворительность может быть иррациональной, ставит вопрос о ее измерении.
В целом, важно отметить, что существующее разделение на рациональную и иррациональную благотворительность существует в дискурсе экспертов (представителей социальной сферы), но данное разделение не было никак отражено в академических текстах, что ставит вопрос о целесообразности его использования и способствует возникновению соответствующего интереса относительно соотношения рационального и иррационального в сфере благотворительности. Таким образом, цель данного исследования заключается в том, чтобы определить будут ли различаться факторы вовлеченности в рациональную и иррациональную благотворительность, а именно социально-демографические и личностные характеристики.
Научная проблема: Неизученность сходств и различий между факторами вовлеченности в рациональную и иррациональную благотворительность
Социальная проблема: Отсутствие понимания в подходах по привлечению людей к участию в рациональной благотворительности
Исследовательский вопрос: Одинаковы ли факторы вовлеченности в рациональную и иррациональную благотворительность среди москвичей?
Теоретический объект: вовлеченность в рациональную и иррациональную благотворительность;
Предмет: факторы вовлеченности в рациональную и иррациональную благотворительность;
Эмпирический объект: люди старше 18-ти лет, проживающие в Москве и сделавшие пожертвование за последние шесть месяцев;
Цель исследования: сравнить факторы вовлеченности в рациональную (осознанную) и иррациональную (неосознанную) благотворительную деятельность.
 
[1] Источник: Агентство социальной информации. 2019. URL: https://www.asi.org.ru/news/2019/07/16/vblagosferera/ (дата обращения: 02.02.2020)
[2]Источник: фонд «Нужна помощь». Профессиональная благотворительность в развитии: участие населения 2019. URL: https://nuzhnapomosh.ru/research/2019/professionalnaya-blagotvoritelnost-3/ (дата обращения: 02.02.2020)
[3] Источник: фонд «Нужна помощь». Указ. раздел
[4] Источник: Агентство социально информации. 2019. URL: https://www.asi.org.ru/news/2019/07/16/vblagosferera/ (дата обращения: 02.02.2020)
[5] Источник: Агентство социально информации. Указ. раздел

Список литературы
  1. Антонович И.В. Благотворительность в российском обществе: история и современность. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2005.
  2. Апресян Р.Г. Дилеммы благотворительности //Общественные науки и современность. 1997. №6. С. 56-67.
  3. Апресян Р.Г. Филантропия: милостыня или социальная инженерия? // Общественные науки и современность. 1998. №5. С. 51-60.
  4. Баранова И., Здравомыслова О., Кигай Н., Киселева К. Отношение населения к благотворительности в России. М., 2001.
  5. Высотских И.К. История развития благотворительности в России в советский и постсоветский периоды (историографический очерк) // Вестник Удмуртского университета. 2014. Выпуск 1.
  6. Кузина О.Е. Благотворительность в России как социальный институт. 2015. URL: < http://www. hse. ru/data/007/979/1224/Kuzina_8_04_08.doc>. Информация получена 30.01.2020.
  7. Кузина О.Е., Чернышева М.В. Корпоративная благотворительность и корпоративная филантропия: экономико-социологический анализ // Вопросы экономики. 2016. Т.3. С.115-130
  8. Кузина О.Е., Чернышева М.В. Корпоративная благотворительность и ответственность: обоснование понятий // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. №4. С.154-165.
  9. Мерсиянова И.В. Участие россиян в денежных пожертвованиях: факторы и уровень вовлеченности // Экономическая социология. 2010. Т. 11. №5.
  10. Мерсиянова И.В., Корнеева И.Е. Влияние доверия на участие россиян в благотворительности // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2017. №2. С. 145-159.
  11. Мерсиянова И.В., Якобсон Л.И. Потенциал и пути развития филантропии в России. М.: Изд. дом Гос. ун-та Высшей школы экономики, 2010.
  12. Паллотта Д. Неблаготворительность. Как ограничения работы НКО ослабляют их потенциал / Пер. с англ. Т.Эйдельман. М.: АНО Портал «Такие дела», 2017.
  13. Петрова Н.Ф. Частные коллекции, меценатство, музеи (социокультурологический анализ) // Социологические исследования. 1996. №7. С.68-78.
  14. Пешкова Н.Н. Кросс - культурный анализ благотворительной деятельности // Современные исследования социальных проблем. 2012. №2 (10).
  15. Смит Д. А., Боргман К. Благотворительные учреждения в европейских странах: исторический контекст // Отечественные записки. 2006. №4 (31).
  16. Тарадина Л.Д. Постиндустриальная филантропия. Модернизация экономики и глобализация: В 3 кн. Кн. 2 М.: Изд. дом Гос. ун-та Высшей школы экономики, 2009.
  17. Bekkers R. Trust, accreditation, and philanthropy in the Netherlands // Nonprofit and Voluntary Sector Quarterly. 2003. Vol. 32. No 4. P. 596-615.
  18. Bekkers R., Wiepking P. A literature review of empirical studies of philanthropy. Eight mechanisms that drive charitable giving // Nonprofit and Voluntary Sector Quarterly. 2011a. Vol. 40. No 5. P. 924-973.
  19. Bekkers R., Wiepking P. Who gives? A literature review of predictors of charitable giving part one: religion, education, age and socialization // Voluntary Sector Review. 2011. Vol. 2. No 3. P. 337-365.
  20. Bekkers R., Wiepking P. Who gives? A literature review of predictors of charitable giving part two: gender, family composition and income // Voluntary Sector Review. 2012. Vol. 3. No 2. P. 217-245.
  21. Bennett R. Factors underlying the inclination to donate to particular types of charity // International Journal of Nonprofit and Voluntary Sector Marketing. 2003. Vol. 8. No.1. P. 12-29.
  22. Deacon D., Fenton N., Walker B. Communicating philanthropy: The media and the voluntary sector in Britain // Voluntas: International Journal of Voluntary and Nonprofit Organizations. 1995. Vol.6 P.119-139.
  23. Grifiin D., Grace D. An exploration of conspicuous and non-conspicuous donation behavior based on consumer characteristics. 2005
  24. Sargeant A. Charitable giving: towards a model of donor behavior // Journal of Marketing Management. 1999. Vol.15. P. 215-238
  25. Schlegelmilch B.B., Diamantopoulos A., Love A. Characteristics affecting charitable donations: empirical evidence from Britain // Journal of Marketing Practice: Applied Marketing Science. 1997. Vol. 3. No 1. P. 14-28.
  26. Schlegelmilch B.B., Diamantopoulos A., Love A. Responses to different charity appeals: the impact of donor characteristics on the amount of donations // European Journal of Marketing. 1997. Vol. 31. No 8.
  27. Schlegelmilch B.B., Tynan A.C. Market segment-oriented fund-raising strategies: an empirical analysis // Marketing Intelligence & Planning. 1989. Vol.7 P. 16-24
  28. William O. Bearden, Richard G. Handbook of marketing scales. Chapter «Values and Goals». 1999

Сколько стоит помощь с учебной работой?